Биография: Абрахам Линкольн (том 1)

Пост опубликован: 15.02.2018

политиками, скорее выражалось, чем вдохновляло всеобщую волю. Вина, которую любой из нас может предпринять, чтобы приписывать это действие целому обманутому обществу, должна опираться на таких людей, как Калхун, которые в предыдущем поколении, в то время как мнение на Юге все еще было до некоторой степени неоформленным, задушило все мысли о реформе и дало подобие морального и интеллектуального оправдания системы, восприимчиво только к историческому оправданию.

Юг не был ни базой, ни бессмысленными, но это было неправильно. Некоторым умым, похоже, не следует, что было хорошо противостоять войне, и действительно, в то время, как это часто бывает, люди поднимали оружие с большим поиском сердца с правой стороны, чем с неправильным. Если бы рабские государства пострадали, чтобы уйти в мир, они создали бы новое и своеобразное политическое общество, более истинно удерживаемое вместе, чем первоначальный Союз, одним открытым принципом; народ, посвященный неравенству мужчин. На самом деле невозможно представить себе свободную национальную жизнь, которую они могли бы таким образом инициировать как вещь, которую нужно уважать и сохранять. И неправда, что их выбор для себя этой грязной свободы не беспокоило их соседей. Мы видели, как рабский интерес тяготел к увеличенному господству; и несомненно, что Южная Конфедерация, когда-то прочно утвердившаяся, была бы агрессивной и тревожной силой на континенте Америки. Вопросы территориальных и других прав между ним и старым Союзом, возможно, были способны к удовлетворительному урегулированию на данный момент, или они могли бы оказаться столь же неразрешимыми, как считали Линкольн. Но, в лучшем случае, если бы государства, присоединившиеся к старому Союзу, признали требование первых отступающих государств идти, они могли бы только сохранить для себя небезопасное существование как нации, угрожая каждому новому конфликту интересов или чувствам с дальнейшим разрушением, которое не могло быть устранено никаким принципом. Предыдущие главы жили с итерацией на чувствах, которые действовали, чтобы заставить американцев людей, и о форме и степени, в которой эти чувства оживляли ум Линкольна. Только так, может быть, мы можем полностью оценить то, что сражались люди Севера. Это неточно, хотя и не очень грустно, сказать, что они боролись против рабства. Было бы совершенно неверно говорить, что они сражались за господство. Они боролись за сохранение и завершение политического единства, благородно задуманного теми, кто сделал больше всего, чтобы создать его, и способным, как показал сиквел, постоянное и здоровое продолжение.

И его никогда нельзя забывать, если мы хотим вступить в дух, который поддерживал Север в его борьбе, что лояльность к Союзу имеет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *