Биография: Абрахам Линкольн (том 2)

Пост опубликован: 15.02.2018

сказал, что не будет спорить о том, было ли рабство правильным или неправильным. Он принял утверждение Тани о том, что негр не имел доли в Декларации независимости. Он утверждал, что единообразие невозможно, но что свобода и рабство могут пребывать вместе навсегда. Но теперь, когда выборы закончились, и новый срок в Сенате был безопасным, он был готов примирить мнение про-рабства с более сильными выражениями. Следовательно, в своем выступлении в Мемфисе он хитро связал в споре недружественное законодательство, рабство и аннексию. Он сказал: «Всякий раз, когда в Территории климат, почва и производство делают его интересом жителей поощрять рабовладельческую собственность, они передадут рабский код».

В тех случаях, когда это исключает возможность получения рабства, они не допустят этого. На сахарных плантациях Луизианы не было вопроса между белым человеком и неграми, но между неграми и крокодилом. Он сказал бы, что между неграми и крокодилом он встал на сторону негра; но между неграми и белым человеком он пошёл за белым человеком. Всемогущий нарисовал линию на этом континенте, с одной стороны которой почва должна обрабатываться рабским трудом; с другой — белым трудом. Эта линия не работала на 36º и 30 ‘[линия Миссури Компромисс], для 36º и 30’ пробегает по горам и через долины. Но эта рабская линия, по его словам, меандры в сахарных полях и плантациях Юга,

[Sidenote] Дуглас, Речь Мемфиса, 29 ноября 1858 года. Мемфис «Орел и Enquirer».

Ссылаясь на аннексию, он сказал, что наша судьба заставила нас приобрести Флориду, Луизиану, Техас, Нью-Мексико и Калифорнию. «У нас сейчас достаточно территории, но как долго это будет достаточно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *